Домашний арест

Домашний арест

В чем сущность меры пресечения — домашний арест?

Домашний арест — альтернатива заключению под стражу. По сравнению с залогом сфера применения такой меры пресечения, как домашний арест, весьма ограничена, так как ее избрание ввергает стороны в комплекс трудно прогнозируемых правоотношений. Если в случае с залогом «торг» предельно ясен: деньги в обмен на свободу, то сущность института домашнего ареста такой конкретикой не обладает.

В первую очередь необходимо уяснить, чего именно ожидает правоохранительная система от помещенного под домашний арест? Буквальное толкование этого словосочетания означает, что он не покидает дома. Одного этого, как правило, достаточно, чтобы конечная цель меры пресечения была достигнута. Домашний арест — не более чем квалифицированная форма такой хорошо известной меры пресечения, как подписка о невыезде и надлежащем поведении: обвиняемый под роспись обязуется не выезжать из дома и вести себя в рамках этого помещения надлежащим образом.

В то же время, ограничивая жизненное пространство обвиняемого конкретным жилым помещением, суд должен озаботиться проблемой его жизнеобеспечения. Во-первых, у обвиняемого должны быть средства на оплату питания и жилья. Во-вторых, заранее должны быть определены лица, готовые взять на себя обязанности по снабжению обвиняемого необходимым: покупать для него продукты питания, лекарства, оплачивать коммунальные услуги.

В постановлении об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста необходимо указывать жилое помещение, в котором подозреваемому или обвиняемому надлежит находиться. Суд вправе определить лицу для нахождения только такое жилое помещение, в котором оно проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях (ч. 1 ст. 107 УПК). В связи с этим суду необходимо проверять основания проживания подозреваемого или обвиняемого в жилом помещении, нахождение в котором предполагается в случае избрания в отношении его меры пресечения в виде домашнего ареста. Так, при проживании лица в жилом помещении по договору найма жилого помещения следует проверить наличие такого жилого помещения, его соответствие ГК и ЖК, срок действия договора. В случае временной регистрации лица на территории РФ надлежит проверить соответствие места регистрации месту проживания лица, а также срок действия регистрации.

Под жилым помещением в данном случае понимается любое жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для проживания (например, дача), если оно отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям.

При избрании меры пресечения в виде домашнего ареста следует привлечь к участию в судебном заседании собственника жилья, если он проживает в том помещении, в котором предполагается нахождение подозреваемого или обвиняемого во время домашнего ареста, и получить на это его согласие, а также привлечь к рассмотрению данного вопроса представителя лечебного учреждения, в котором проходит курс лечения подозреваемый или обвиняемый, и получить его согласие на нахождение подозреваемого или обвиняемого в период домашнего ареста в лечебном учреждении. В случае несогласия собственника жилья или представителя лечебного учреждения мера пресечения в виде домашнего ареста по этим адресам не может быть избрана судом.

Если жилое помещение, в котором предполагается нахождение подозреваемого или обвиняемого во время домашнего ареста, располагается за пределами муниципального образования, на территории которого осуществляется предварительное расследование, то домашний арест может быть избран в качестве меры пресечения при условии, что данное обстоятельство не препятствует осуществлению производства по уголовному делу в разумные сроки, в частности не препятствует обеспечению доставления лица в орган дознания или предварительного следствия, а также в суд.

В случае если судебное решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста затрагивает права и законные интересы других лиц, проживающих в том же жилом помещении, они вправе обжаловать его в установленном законом порядке.

Сказанное означает, что на смену простой двусторонней сделке, свойственной залогу, приходит сделка сложная и многосторонняя, обязательными участниками которой также являются лица, взявшие на себя обязанность жизнеобеспечения обвиняемого, а также органы, контролирующие как поведение самого обвиняемого, так и поведение лиц, оказывающих ему услуги жизнеобеспечения.

Если в основе залога лежит право гражданское, то домашний арест — хитросплетение гражданско-правовых и административно-правовых отношений. Общеизвестно, чем сложнее механизм, тем хуже он работает и тем чаще в нем происходят системные сбои.

Кроме того, анализ практики свидетельствует, что одной только физической изоляцией обвиняемого участники процесса, инициирующие избрание меры пресечения — домашний арест, не ограничиваются, потому что они преследуют не только основную цель — удержание обвиняемого в конкретном жилом помещении, но и дополнительную — его информационную изоляцию.

Совершенно очевидно, что дополнительные цели — это дополнительные технические и технологические решения, и, как следствие этого, дополнительные расходы.

В чем заключается мера пресечения — домашний арест?

Домашний арест заключается в нахождении подозреваемого, обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля. С учетом состояния здоровья подозреваемого, обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение (ч. 1 ст. 107 УПК).

Избирая подозреваемому, обвиняемому в качестве меры пресечения домашний арест, суд должен учитывать его возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства. Особое внимание надлежит обращать на лиц, не достигших 18 лет, их возрастные особенности, условия жизни и воспитания, особенности личности, влияние на них старших по возрасту лиц, в том числе их законных представителей.

Каковы особенности порядка избрания меры пресечения в виде домашнего ареста?

Суду следует точно указать: 1) место, в котором будет проживать подозреваемый, обвиняемый; 2) периоды времени, в течение которых ему разрешается находиться вне этого места; 3) места, которые подозреваемому, обвиняемому разрешено посещать (ч. 9 ст. 107 УПК).

Одновременно с учетом данных о личности подозреваемого, обвиняемого, других обстоятельств дела суд вправе запретить ему и (или) ограничить: 1) выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает; 2) общение с определенными лицами; 3) отправку и получение почтово-телеграфных отправлений; 4) использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет (ч. 7 ст. 107 УПК).

В зависимости от тяжести предъявленного обвинения, прочих обстоятельств дела подозреваемый, обвиняемый может быть подвергнут всем перечисленным запретам и (или) ограничениям, либо некоторым из них. Ограничения могут быть изменены судом по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, его защитника, законного представителя, а также дознавателя, следователя, в производстве которого находится уголовное дело.

Подозреваемый, обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом и со следователем. О каждом таком звонке подозреваемый, обвиняемый информирует контролирующий орган (ч. 8 ст. 107 УПК).

При отказе в удовлетворении ходатайства дознавателя, следователя об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста судья по ходатайству стороны защиты, а равно по собственной инициативе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК, и с учетом конкретных обстоятельств дела, перечисленных в ст. 99 УПК, вправе избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде залога (ч. 5 ст. 107 УПК).

Что является критерием обоснованности ограничений, устанавливаемых в отношении лица, находящегося под домашним арестом?

Базовых критериев два: законность и разумность. Во-первых, суд не вправе подвергать подозреваемого или обвиняемого запретам и (или) ограничениям, не предусмотренным ч. 7 ст. 107 УПК. Во-вторых, нет смысла устанавливать ограничения, отсутствие которых не мешает ходу расследования или судебного разбирательства. Ограничения в части общения лица с внешним миром следует устанавливать в минимально возможных объемах. Не стоит, например, запрещать обвиняемому общение по Интернету, если такое общение не вредит ходу уголовного процесса по делу. Следует следить за тем, чтобы ограничения не противоречили разрешенным действиям. К примеру, бессмысленно запрещать обвиняемому общение по телефону с родителями, если им поручено снабжать его продуктами и лекарствами.

Вправе ли лицо, находящееся под домашним арестом, совершать прогулки, посещать магазины, иные объекты социально-культурного назначения, работать?

С учетом того, что право на прогулку имеют лица, заключенные под стражу, естественно, что таким правом обладает и обвиняемый, пребывающий под домашним арестом. Если посещение им объектов социально-культурного назначения и работа не препятствуют расследованию дела, его рассмотрению в суде, то нет и нужды их обвиняемому запрещать. Принимая решение о помещении лица под домашний арест, следует помнить о презумпции невиновности и руководствоваться принципом экономии средств процессуального принуждения.

Каков порядок исполнения такой меры пресечения, как домашний арест?

Постановление судьи об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, контролирующему органу по месту отбывания домашнего ареста, обвиняемому и подлежит немедленному исполнению (ч. 6 ст. 107 УПК).

Контроль за подозреваемым, обвиняемым и за соблюдением им наложенных судом запретов, ограничений осуществляется органами по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных. В этих целях могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства, перечень и порядок их применения определяется Правительством РФ. Порядок контроля определяется нормативными правовыми актами, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, совместно с СК РФ, иными федеральными органами исполнительной власти, в состав которых входят органы предварительного следствия, по согласованию с Генеральной прокуратурой РФ (ч. 10 ст. 107 УПК).

Если обвиняемый доставлен в учреждение здравоохранения и госпитализирован, то до разрешения судом вопроса об изменении либо отмене меры пресечения в отношении него продолжают действовать установленные судом запреты и ограничения. Местом исполнения меры пресечения считается территория соответствующего учреждения здравоохранения (ч. 11 ст. 107 УПК).

В органы предварительного расследования, в суд обвиняемый доставляется на транспорте контролирующего органа (ч. 12 ст. 107 УПК).

Встречи обвиняемого в период домашнего ареста в условиях полной изоляции от общества с защитником, законным представителем проходят по месту исполнения меры пресечения (ч. 13 ст. 107 УПК).

Каков срок домашнего ареста?

В соответствии с ч. 2 ст. 107 УПК домашний арест избирается на срок до 2 месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения. В случае невозможности закончить предварительное следствие в этот срок и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения срок домашнего ареста может быть продлен по решению суда в порядке, установленном ст. 109 УПК. Срок домашнего ареста не может превышать предельных сроков содержания обвиняемого под стражей.

Принятое на стадии предварительного расследования решение о применении в качестве меры пресечения домашнего ареста в отношении подозреваемого, согласно положениям ст. 100 УПК, действует не свыше 10 суток. Если в указанный срок обвинение будет предъявлено, то избранная мера пресечения продолжает действовать в течение 2 месяцев с начала ее избрания.

Каковы последствия нарушения обвиняемым условий домашнего ареста?

В случае нарушения подозреваемым, обвиняемым установленных судом условий домашнего ареста дознаватель, следователь, а в установленных законом случаях и прокурор вправе ходатайствовать об изменении меры пресечения. Если нарушение условий исполнения меры пресечения допущено после назначения судебного разбирательства, то она может быть изменена по представлению контролирующего органа (ч. 14 ст. 107 УПК).

Как должен поступить суд, если при помещении лица под домашний арест выяснится, что представленная стороной обвинения информация не соответствует действительности?

Органами предварительного расследования гражданка России и Италии Ф. обвинялась в даче взятки должностным лицам за совершение ими заведомо незаконных действий, подделке официальных документов, т.е. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 291, ч. 1 ст. 327, ч. 2 ст. 327 УК. Постановлением Волгоградского областного суда от 30 апреля 2010 г. мера пресечения в отношении нее с подписки о невыезде и надлежащем поведении изменена на домашний арест.

Мотив изменения меры пресечения — нарушение Ф. ранее избранной меры пресечения (неявка без уважительных причин в судебное заседание, назначенное на 23 апреля 2010 г.).

Кассационная инстанция нашла постановление судьи об изменении меры пресечения в отношении Ф. подлежащим отмене по следующим основаниям. В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК определения суда и постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Мера пресечения изменяется на более строгую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97 и 99 УПК. Для избрания меры пресечения требуется наличие достаточных оснований полагать, что обвиняемым могут быть приняты какие-либо меры, препятствующие производству по уголовному делу. При решении данного вопроса необходимо также учитывать сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Постановление судьи об изменении меры пресечения в отношении Ф. не соответствует указанным требованиям закона. Как следует из представленных материалов, постановлением судьи Волгоградского областного суда от 14 января 2005 г. обвиняемой Ф. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. При назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания 27 апреля 2007 г. данная мера пресечения оставлена без изменения. 30 апреля 2010 г. суд, удовлетворяя ходатайство государственного обвинителя, изменил меру пресечения Ф. с подписки о невыезде и надлежащем поведении на домашний арест, мотивируя свое решение тем, что Ф. нарушила ранее избранную меру пресечения, не явившись без уважительных причин в судебное заседание. Между тем, сведения о том, что Ф. нарушала меру пресечения и до ее неявки в судебное заседание 23 апреля 2010 г., в материалах дела отсутствуют. 26 апреля 2010 г. Ф. представила в суд листок нетрудоспособности за период времени с 22 по 26 апреля 2010 г., в котором ей рекомендовано амбулаторное лечение. В судебном заседании 30 апреля 2010 г. подсудимая и адвокат, представляющий ее интересы, подтвердили причину неявки Ф. в суд 23 апреля 2010 г. в связи с ее плохим самочувствием, вызванным высоким артериальным давлением. Вывод суда о том, что «лист нетрудоспособности не подтверждает невозможность участия Ф. в судебном заседании», является необоснованным, поскольку судом должным образом не были проверены доводы обвиняемой и ее защитника о невозможности ее участия в судебном заседании при наличии документально удостоверенного заболевания и листка нетрудоспособности. Кроме того, указания суда в постановлении на отсутствие в листке нетрудоспособности диагноза заболевания, а также на то, что данный документ был выдан коммерческой организацией, расположенной не по месту жительства подсудимой, являются несостоятельными и, безусловно, не могут служить основанием для изменения меры пресечения на более строгую. Ссылка в постановлении на информацию, представленную УФСБ по Волгоградской области, о том, что Ф. планирует в мае 2010 г. без разрешения суда выехать в г. Пермь, а в июне вылететь в Италию, какими-либо объективными и достоверными сведениями не подтверждена. Согласно ст. 89 УПК запрещается использовать результаты оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК. Таким образом, объективных данных, которые свидетельствовали бы о том, что Ф. намеревается скрыться от суда, продолжить заниматься преступной деятельностью или каким-либо образом воспрепятствовать производству по уголовному делу, в материалах дела не содержится. Не имеется также сведений о том, что интересы правосудия по своевременному рассмотрению уголовного дела не могут быть обеспечены иными мерами пресечения, кроме как содержание Ф. под домашним арестом (Кассационное определение СК ВС РФ от 14.07.2010 N 16-О10-48. Электронный архив ВС РФ, 2010).

Как видим, сторона обвинения при явном попустительстве суда без наличия законных оснований ставит вопрос об изменении меры пресечения на более тяжкую. Более того, в обоих случаях имели место факты использования судом сомнительных сведений. В первом случае — рапорта о получении заграничного паспорта, который является попыткой фальсификации материалов уголовного дела, во втором — суд ссылается на документ, не имеющий доказательственного значения.

Является ли состояние здоровья обвиняемого достаточным основанием замены заключения под стражу на домашний арест?

Состояние здоровья обвиняемого является достаточным основанием для изменения меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест.

Постановлением Верховного суда Удмуртской Республики от 17 ноября 2010 г. мера пресечения в отношении Г. изменена на домашний арест в связи с тем, что состояние здоровья обвиняемого ухудшилось, в условиях следственного изолятора он не может получить необходимое лечение (Кассационное определение СК ВС РФ от 23.11.2010 N 43-О10-29. Электронный архив ВС РФ, 2010).

Данное решение следует отнести к классическим, поскольку суд, руководствуясь принципом гуманности, освободил обвиняемого из-под стражи, так как дальнейшее содержание его в следственном изоляторе могло пагубно сказаться на его здоровье. Приведенный пример также свидетельствует о том, что надлежащего лечения лица, содержащиеся в следственном изоляторе, не получают.

Может ли длительность предварительного расследования явиться основанием для изменения меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест?

Длительность предварительного расследования — основание для изменения меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест. Срок содержания под стражей Фр. неоднократно продлевался, в том числе до 27 месяцев. Закончить предварительное следствие к установленному сроку не представилось возможным. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ не нашла оснований для дальнейшего содержания Фр. под стражей и пришла к выводу о том, что гарантией его явки в следственные органы и суд может явиться домашний арест (Кассационное определение СК ВС РФ от 19.11.2010 N 5-О10-317. Электронный архив ВС РФ, 2010).

Анализ вышеприведенного кассационного определения позволяет сделать однозначный вывод о том, что по уголовному делу в отношении Фр. имела место волокита. Несмотря на сравнительно небольшой объем уголовного дела (15 томов) фактические сроки его расследования превысили 20 месяцев. Хотя максимально возможный срок (18 месяцев) содержания обвиняемого под стражей истек, судом он все же был продлен, как следует из кассационного определения, практически безмотивно. Как и по делам в отношении Ф. и П., по делу Фр. суд первой инстанции сослался на некую «оперативную информацию» о том, что обвиняемый готов скрыться. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ совершенно обоснованно указала на то, что суд вправе ссылаться только на доказательства.

Эти решения кассационной инстанции имеют прецедентное значение, поскольку подтверждают общее правило: суд, рассматривая ходатайства о мере пресечения, анализирует и оценивает не некие абстрактные данные, а конкретные доказательства. Если ограничения, установленные судом в отношении Ф., явно выходят за рамки ст. 107 УПК, то по делу Фр. судебная инстанция перечислять их не стала, а ограничилась ссылкой на закон. Точно таким же образом определен и орган, на который возложены обязанности по контролю за Фр.

Обязан ли суд, избрав меру пресечения в виде домашнего ареста, определить круг лиц, с которыми му разрешено общение на бытовом уровне?

Избрав в отношении Б. меру пресечения домашний арест и разрешив ему общение с его тетей Ц., родной сестрой матери, суд исходил из того, что мать подсудимого — единственный человек, с которым ему разрешено общение — инвалид, находится в преклонном возрасте, лишена возможности самостоятельно передвигаться. В таких условиях, как отмечает государственный обвинитель, суд обоснованно указал в определении, что для оказания матери Б. помощи в бытовых вопросах необходимо общение Б. с тетей Ц. Что касается соседки Х., то Судебная коллегия считает, что при отсутствии у Б. других родственников в г. Нальчике общение Б. с соседкой по бытовым вопросам не может повлиять на ход судебного процесса. Во всяком случае в кассационном представлении возможность наступления негативных последствий от общения Б. с соседкой не подтверждается конкретными данными. Что касается имени соседки Х., проживающей по адресу, точно указанному в определении суда, то оно может быть уточнено при исполнении определения суда с соответствующим оформлением (Кассационное определение СК ВС РФ от 02.09.2010 N 21-О10-18. Электронный архив ВС РФ, 2010).

Как видим, суд, избирая в отношении лица меру пресечения в виде домашнего ареста, неизбежно сталкивается с проблемой ограничения общения с лицами, которые либо непосредственно проживают вместе с ним, либо являются его соседями.

Очевидно, что в таких условиях «чистота» изоляции подвергнутого домашнему аресту весьма сомнительна. Суд, избирая данную меру пресечения, всегда должен учитывать, что 100% изоляция лица, находящегося под домашним арестом, от общества нереальна.

Допустимо ли изменение меры пресечения в виде залога на домашний арест?

В зависимости от обстоятельств мера пресечения в отношении лица может меняться с заключения под стражу на залог, а затем на домашний арест.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 апреля 2009 г. избранная ранее М. мера пресечения в виде заключения под стражу была изменена на залог (Кассационное определение СК ВС РФ от 09.04.2009 N 88-О09-6). В ходе рассмотрения уголовного дела судом государственный обвинитель заявил ходатайство об изменении меры пресечения в отношении М. на домашний арест. Свою правовую позицию прокурор мотивировал тем, что, начиная с апреля 2009 г., М. систематически нарушал регламент судебного заседания и установленный судом запрет о распространении в СМИ сведений об обстоятельствах рассмотрения дела. В частности, до присяжных заседателей через СМИ и Интернет подсудимый доводил сведения, которые им не сообщались в процессе либо которые не могут быть доведены до них в силу закона.

Кроме того, подсудимый оказывал воздействие на свидетелей. Вследствие этого свидетель Д., выступая в средствах массовой информации, фактически изменил данные им в суде показания.

Постановлением Томского областного суда от 14 апреля 2010 г. мера пресечения в отношении него изменена с залога в сумме 4 млн. руб. на домашний арест сроком на 3 месяца, т.е. до 14 июля 2010 г. включительно.

Суд обязал М.: 1) находиться по месту своего жительства ежедневно с 00 час. до 16 час. 00 мин. и с 19 час. 00 мин. до 24 час. 00 мин. (за исключением тех дней и того времени, когда подсудимый будет участвовать в судебных заседаниях по настоящему уголовному делу); 2) не выезжать за пределы города Томска.

М. также запрещено: 1) общаться с подсудимой Е., потерпевшими и свидетелями по уголовному делу (за исключением свидетелей — близких родственников подсудимого), с корреспондентами всех СМИ и интернет-изданий; 2) получать и отправлять корреспонденцию, в том числе посредством электронных средств связи и Интернета; 3) вести переговоры с использованием любых средств связи и Интернета.

Залог постановлено возвратить залогодателю.

В кассационной жалобе защитник — адвокат просил сохранить в отношении М. ранее избранную меру пресечения в виде залога.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оснований для отмены постановления суда не нашла и указала следующее.

В соответствии со ст. ст. 255, 110 УПК суд, в производстве которого находится уголовное дело, вправе изменить подсудимому меру пресечения на более строгую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97, 98 УПК, в том числе когда появляются достаточные основания полагать, что подсудимый может воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Как следует из материалов уголовного дела, М. обвиняется в злоупотреблениях должностными полномочиями, незаконном участии в предпринимательской деятельности, получении взятки в крупном размере, незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере, а также в пособничестве Е. в совершении вымогательства в особо крупном размере и мошенничества в особо крупном размере.

Уголовное дело рассматривается судом с участием коллегии присяжных заседателей. До формирования коллегии присяжных заседателей сторонам, в том числе подсудимому М., был разъяснен порядок судебного заседания и особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Исходя из положений ст. 335 УПК, стороны были предупреждены о недопустимости разглашения сведений из зала судебного заседания, недопустимости комментировать исследуемые доказательства и обстоятельства предъявленного обвинения. После изменения подсудимому М. меры пресечения с заключения под стражу на залог председательствующий вновь предупредил подсудимого о необходимости соблюдения указанного требования.

Из документов, представленных суду стороной обвинения, очевидно следующее:

  • 14 сентября 2009 г. в телевизионной программе «Час Пик» телекомпании ТВ-2 М. заявил, что «в процессе предварительного следствия по настоящему уголовному делу следователю стороной защиты было подано более 20 ходатайств, которые были отклонены»;
  • 5 октября 2009 г. в Интернете на сайте «Пресс-центр» подсудимый М. сообщил о своих взаимоотношениях со свидетелями У. и Ш. Эти сведения являлись предметом судебного разбирательства по одному из эпизодов предъявленного подсудимому обвинения;
  • 27 октября 2009 г. в телевизионной программе «Час Пик» телекомпании ТВ-2 подсудимый М. прокомментировал один из эпизодов предъявленного обвинения, сообщил сведения об исследованных доказательствах со своей оценкой данных доказательств;
  • 11 ноября 2009 г. в телевизионной программе «Час Пик» телекомпании ТВ-2 М. сообщил об обстоятельствах предварительного расследования уголовного дела, в том числе о результатах разрешения его жалобы в Европейском суде по правам человека;
  • 26 декабря 2009 г. на сайте «Пресс-центр» подсудимый дал интервью под названием «Заседание превратили в шоу инквизиторского характера», в котором довел свою оценку порядку и способу представления стороной обвинения доказательств по делу; дал оценку самим доказательствам, сообщил свое мнение о порядке получения стороной обвинения доказательств и их допустимости. В этом же интервью подсудимым изложены сведения, которые не были предметом исследования в судебном заседании с участием присяжных заседателей;
  • 28 декабря 2009 г., выступая на радиостанции «Русское радио Томск», подсудимый М. высказался относительно исследованных в судебном заседании вещественных доказательств, дав им свою оценку и сообщив об обстоятельствах, которые в судебном заседании не исследовались;
  • 29 декабря 2009 г., выступая на радиостанции «Эхо Москвы в Томске» подсудимый М. довел информацию, касающуюся процедурных вопросов по делу, о якобы незаконных действиях председательствующего, несоблюдении принципа равенства сторон, а также утверждал о нарушении данного принципа стороной обвинения;
  • 31 марта 2010 г. подсудимый М. в интервью на электронном новостном сайте «Интерфакс-Сибирь», говоря о возможности баллотироваться в городскую Думу, вновь высказался относительно судебного разбирательства, действий судьи и участников процесса, сказав, что это «клоунада под названием процесс». Эта же информация со слов подсудимого прозвучала и на канале Россия в программе «Вести. Сибирь»: «Судебный процесс по его делу, который обвиняемый называет клоунадой, пока не завершен».

Из представленных документов также следовало, что в Интернете на сайте «Пресс-центр» в течение длительного времени печатаются тексты показаний свидетелей и подсудимого, достоверность и полнота которых никем не заверена и не проверена. Сведения, изложенные в данных публикациях, отличаются от тех показаний, которые давали данные лица в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей. Кроме того, М. общается со свидетелями обвинения Д., Е., Л., вследствие чего свидетель Д., выступая 31 марта 2010 г. в телевизионной программе «Час Пик» телекомпании ТВ-2, сообщил сведения, отличающиеся от его показаний, данных им в судебном заседании.

Данные обстоятельства подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе распечатками с интернет-сайтов телерадиокомпаний, в которых приведены печатные версии передач и сюжетов, выходивших в эфире телеканалов и радиостанций. Достоверность и полнота указанных фактических данных, которые судом подвергнуты дополнительной проверке, сомнений не вызывает.

Их совокупность достаточна для вывода о том, что указанные события имели место в действительности, в связи с чем ссылка в жалобе на то, что в судебном заседании не заслушаны фонограммы, не просмотрены видеозаписи и не допрошены сотрудники телерадиокомпаний, не может повлиять на обоснованность указанного вывода суда.

Основаны на проверенных в судебном заседании данных и выводы суда в постановлении относительно сайта «Пресс-центр» и показаний свидетеля Д.

Сам М. в судебном заседании не отрицал того, что соответствующие высказывания в СМИ, в том числе на радио и телевидении, как это указано в исследованных документах, с его стороны имели место.

Оценив исследованные в судебном заседании доказательства в совокупности и взаимосвязи между собой, суд пришел к обоснованному выводу о том, что подсудимый М. систематически сообщает через местные СМИ и Интернет сведения, которые в силу ст. 335 УПК не могут доводиться до присяжных заседателей.

Принимая во внимание, что присяжные заседатели являются жителями города Томска и Томской области, у суда имелись достаточные основания полагать, что указанные действия со стороны М. могут воспрепятствовать производству по уголовному делу и повлиять на реализацию закрепленного в ст. 17 УПК принципа свободы оценки доказательств.

С учетом изложенного, а также тяжести предъявленного обвинения, возраста подсудимого, состояния его здоровья, семейного положения и других обстоятельств суд обоснованно изменил М. меру пресечения с залога на домашний арест.

Постановление суда надлежаще мотивировано, установленные судом ограничения соответствуют положениям ст. 107 УПК. Учтено также наличие оснований, предусмотренных ст. 108 УПК (Кассационное определение СК ВС РФ от 17.06.2010 N 88-010-19. Электронный архив ВС РФ, 2010).
Постановлением Томского областного суда от 6 июля 2010 г. срок домашнего ареста в отношении М. продлен на 3 месяца, т.е. до 14 октября 2010 г. (Кассационное определение СК ВС РФ от 22.09.2010 N 88-О10-36. Электронный архив ВС РФ, 2010).

Вердиктом коллегии присяжных заседателей М. признан виновным в совершении инкриминированных ему преступлений, в отношении него постановлен обвинительный приговор.

Имеет ли лицо, находящееся под домашним арестом, право на участие в выборах?

Безусловно, оно такое конституционное право имеет. Алгоритм участия лица, находящегося под домашним арестом, в выборах своевременно обязан определить следователь либо по его поручению органы, осуществляющие исполнение меры пресечения — содержание под домашним арестом.

 

Домашний арест. Общие вопросы по рассмотрению судами вопросов связанных с применением меры пресечения в виде домашнего ареста, его избранием, или изменением на более мягкую или более строгую меру пресечения