Главная Форум Избрание меры пресечения. Общие вопросы Вправе ли прокурор обратиться за защитой публичных прав участников уголовного процесса в порядке гл. 25 ГПК <1>?

В этой теме 1 ответ, 2 участника, последнее обновление  Адвокат 2 нед., 1 день назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #553
    #555

    Адвокат
    Хранитель

    Общеизвестно, что ценность прокурорского надзора в стадии предварительного расследования заключается в таких его качествах, как оперативность, непрерывность, всеобъемлющая полнота и эффективность.
    В действующий УПК заложено противоречие: с одной стороны, на прокурора возложена обязанность осуществления полноценного прокурорского надзора, обладающего всеми перечисленными качествами, с другой – законодатель дозирует допуск прокурора к материалам уголовных дел, передав данный вопрос на усмотрение следственных органов.
    Поскольку наличие данного противоречия не снимает с прокуроров ответственности за общее качество надзора, органы прокуратуры вынуждены прибегать ко всевозможным хитростям, чтобы оперативно получить доступ если не ко всему делу, то хотя бы к отдельным его частям.
    Например, потерпевший жалуется прокурору на то, что обвинение сформулировано без учета всех конкретных обстоятельств дела. Прокурор, зная, что оперативного доступа к материалам дела у него нет, предлагает потерпевшему обжаловать действия следователя в суд, который по закону уже в течение 5 суток обязан вынести возникший между участниками процесса со стороны обвинения спор в открытое судебное разбирательство.
    Практика знает и иные способы воздействия прокуроров на следственные органы, наличие которых побуждает руководителей следственных органов исполнять уголовно-процессуальный закон.
    Так, прокурор Зимовниковского района в интересах неопределенного круга лиц и Российской Федерации обратился в суд с заявлением об оспаривании действий Б., руководителя Зимовниковского МСО СУ СК РФ по Ростовской области (далее – РСО Б.), связанных с непредоставлением в установленном законом порядке прокурору уголовных дел, по которым предварительное следствие приостановлено, и материалов, по которым приняты решения об отказе в возбуждении уголовных дел.
    В обоснование требований заявитель указал, что в соответствии с нормами Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации”, приказов Генерального прокурора РФ, совместного Приказа прокурора Ростовской области и руководителя СУ СК РФ по Ростовской области от 01.02.2013 N 14/5 на прокуратуру Зимовниковского района возложен надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, в том числе и в отношении Зимовниковского МСО СУ СК РФ по Ростовской области.
    В течение 2013 г. для выполнения возложенной на прокуратуру федеральным законодательством функции заявителем неоднократно запрашивались вышеуказанные документы. Несмотря на это, документы или информация о невозможности их предоставления в установленный срок в прокуратуру района не поступали. Прокурор пришел к выводу, что в данном следственном отделе сложилась незаконная практика укрытия от прокурора уголовных дел с целью сокрытия допущенных нарушений закона.
    Так, уголовное дело N “X” затребовалось прокуратурой в следственном отделе 7 раз (07.03.2013, 18.03.2013, 18.06.2013, 25.06.2013, 24.07.2013, 29.07.2013, 12.08.2013). Однако все запросы о предоставлении дела как в период предварительного расследования, так и после его приостановления, были проигнорированы.
    Также были проигнорированы требования и о предоставлении других уголовных дел, а равно материалов проверок.
    26 июля 2013 г. прокурором Зимовниковского района в указанный следственный отдел было внесено требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного расследования по уголовному делу N 2011197263, по состоянию на 25 июля 2013 г., ответ о результатах рассмотрения требования также не поступил. Такое бездействие препятствует прокуратуре Ростовской области обратиться с требованием об устранении имеющихся нарушений к руководителю вышестоящего следственного органа.
    Непредоставление информации о результатах рассмотрения указанного требования прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного расследования по уголовному делу со стороны данного следственного отдела, и непринятие РСО Б. мер к устранению допущенных нарушений закона по внесенному акту прокурорского реагирования лишает прокурора возможности осуществлять надзор за процессуальной деятельностью этого следственного отдела в соответствии с требованиями ст. 37 УПК.
    Прокурор пришел к выводу о том, что указанные нарушения затрагивают интересы неопределенного круга лиц и Российской Федерации, после чего просил суд признать незаконными действия РСО Б., выразившиеся в укрытии уголовных дел, находящихся в производстве этого МСО, от прокурорского надзора, непредоставлении прокурору Зимовниковского района уголовных дел, по которым предварительное следствие приостановлено, и материалов, по которым приняты решения об отказе в возбуждении уголовных дел.
    Прокурор также просил суд обязать РСО Б. устранить допущенные нарушения и не допускать их в дальнейшем.
    В суде прокурор района Ш. требования поддержал, пояснив, что в настоящее время Зимовниковским МСО по ранее направленным запросам представлены на проверку все уголовные дела и часть истребованных материалов. Однако до настоящего времени не представлен ряд материалов.
    В суде РСО Б. требования заявления не признал, пояснив, что по всем поступившим запросам в адрес прокурора были представлены уголовные дела и материалы, просил суд прекратить производство по делу, поскольку оспаривание прокурором действий (бездействия) руководителя следственного органа ГПК не предусмотрено. По его мнению, устранение препятствий в проведении прокурорской проверки не подпадает под действие гл. 25 ГПК.
    Решением Зимовниковского районного суда Ростовской области от 23 августа 2013 г. заявление прокурора Зимовниковского района было удовлетворено частично.
    Суд признал незаконными действия РСО Б., связанные с непредоставлением по требованию прокурора Зимовниковского района Ростовской области материалов, по которым приняты решения об отказе в возбуждении уголовных дел, и других материалов.
    Суд обязал РСО Б. устранить допущенные нарушения и не допускать их в дальнейшем.
    В удовлетворении остальной части требований прокурора отказано.
    В апелляционной жалобе РСО Б. просил решение отменить, производство прекратить. По его мнению, судом нарушены нормы материального и процессуального права, неправильно определены обстоятельства дела, а именно то, что им нарушены чьи-то права и свободы, ибо ни на кого не возложена какая-либо обязанность, никто незаконно не привлечен к ответственности. Ссылки прокурора на защиту прав неопределенного круга лиц несостоятельны, поскольку предметом заявленных требований является не устранение выявленных в МСО нарушений законодательства, а устранение препятствий в проведении прокурорской проверки, что не затрагивает прав неопределенного круга лиц. На момент рассмотрения дела в первой инстанции уголовные дела и материалы уже были направлены по запросу, следовательно, предмет спора исчез.
    В суд апелляционной инстанции РСО Б. не явился. Судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в его отсутствие с учетом положений ст. ст. 167, 327 ГПК.
    Выслушав прокурора отдела Ростовской областной прокуратуры К., проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и поданных прокурором Зимовниковского района возражений, проверив законность и обоснованность решения суда, судебная коллегия в порядке ст. 327.1 ГПК пришла к выводу об отсутствии оснований для отмены судебного акта.
    В ст. 44 Федерального закона от 28.12.2010 N 403-ФЗ “О Следственном комитете Российской Федерации” закреплено, что надзор за исполнением законов СК РФ осуществляют Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры в соответствии с полномочиями, предоставленными федеральным законодательством.
    Совместным Приказом прокурора Ростовской области и руководителя СУ СК РФ по Ростовской области от 01.02.2013 N 14/5 “Об организации взаимодействия при обеспечении законности принятых процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении предварительного следствия, прекращении уголовного дела, а также при предоставлении материалов проверок сообщений о преступлениях и уголовных дел для проверки в порядке ведомственного контроля и прокурорского надзора” закреплены сроки предоставления для проверки законности и обоснованности процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении предварительного следствия и прекращении уголовного дела (уголовного преследования). А именно: в случае принятия указанных решений материалы проверок и уголовные дела в срок не более 7 суток с момента вынесения соответствующего постановления должны быть направлены надзирающему прокурору.
    Оценивая характер спорных публичных правоотношений, не связанных с применением норм уголовного и уголовно-процессуального права при осуществлении производства по конкретному уголовному делу, и заявленный прокурором Зимовниковского района предмет судебного разбирательства на соответствие требованиям ст. 129 Конституции РФ, ст. 45 ГПК, ст. ст. 37, 123, 125 УПК, ст. ст. 1, 21 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации”, ст. ст. 1, 44 Федерального закона “О Следственном комитете Российской Федерации”, с учетом рекомендаций Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2009 N 2, судебная коллегия не нашла необходимым отменить судебное решение по следующим обстоятельствам.
    Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о рассмотрении дела в порядке гл. 25 ГПК. Доказательства, представленные сторонами в порядке ст. ст. 56, 249 ГПК, свидетельствуют о непредоставлении должностным лицом по требованию надзирающего прокурора района конкретных материалов, по которым приняты решения об отказе в возбуждении уголовных дел, и других материалов.
    Суд обоснованно посчитал, что в рассматриваемом случае действия (бездействие) должностного лица по непредоставлению по требованию прокурора района конкретных материалов, по которым приняты решения об отказе в возбуждении уголовных дел, и других материалов являются неправомерными, затрагивающими интересы неопределенного круга лиц и Российской Федерации. Поэтому решение суда о частичном удовлетворении требований прокурора следует признать правильным. У суда первой инстанции отсутствовали основания для прекращения производства по делу по указанным заинтересованным лицом обстоятельствам.
    При этом у суда не было доказательств того, что на день рассмотрения дела по существу РСО Б. предоставил прокурору района требуемые материалы, по которым приняты решения об отказе в возбуждении уголовных дел, и другие материалы.
    При таких обстоятельствах решение суда о частичном удовлетворении требований прокурора в порядке ст. 258 ГПК было признано правильным.
    Доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, сделать иной вывод не позволяют, ибо позиция апеллятора не учитывает особенности разграничения и особый характер урегулирования спорных публичных правоотношений и уголовно-процессуальных правоотношений между надзирающим прокурором и руководителем следственного отдела при обеспечении законности принятых процессуальных решений. РСО Б. неправильно понимает публичный характер нарушения интересов неопределенного круга лиц и Российской Федерации в ситуации, когда заявитель обязан в силу закона осуществлять прокурорский надзор в соответствии с полномочиями, предоставленными федеральным законодательством, в том числе осуществлять надзор за исполнением законов Зимовниковским МСО СУ СК РФ по Ростовской области.
    Руководствуясь ст. 328 ГПК, судебная коллегия определила решение Зимовниковского районного суда Ростовской области от 23 августа 2013 г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу РСО Б. – без удовлетворения (Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 11 ноября 2013 г. по делу N 33-14390. Архив Ростовского областного суда, 2013).
    Анализируемый конфликт – проблема кадровая, в его основе просматривается личная неприязнь между прокурором района и РСО Б.
    Очевидно также и то, что спор искусственный, он легко разрешим путем отстранения Б. от должности, поскольку, судя по материалам дела, он не только не выполнял закон, но и в конечном счете не получил поддержки в региональном отделе СК РФ. Как правило, такие конфликты решаются на уровне контактов между руководителями ведомств в регионе. К сожалению, Ростовская область явилась непонятным исключением.
    Всяческого одобрения заслуживает позиция судов Ростовской области, которые совершенно обоснованно усмотрели в действиях РСО Б. факт грубого попрания прав неограниченного круга лиц, ибо, препятствуя осуществлению прокурорского надзора (как видим из текста Апелляционного определения, Б. данный факт признал), он лишил граждан прокурорской защиты.
    Автор последовательно придерживается позиции, согласно которой споры между такими представителями стороны обвинения, как следствие и суд, недопустимы. Все споры оперативно должны разрешаться вышестоящим прокурором. Лица, нарушившие его требования, подлежат ответственности: и не только увольнению от должности, но и должны нести ответственность в соответствии с законом вплоть до уголовной.
    Расходы, понесенные государством на рассмотрение искусственного спора, следует взыскать с руководителей следственных органов.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.

Яндекс.Метрика