Главная Форум Заключение под стражу Можно ли утверждать, что наличие доказательств причастности лица к совершению преступления – базовое основание для заключения его под стражу?

В этой теме 1 ответ, 2 участника, последнее обновление  Адвокат 1 месяц, 2 нед. назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #687

    Аноним
    #689

    Адвокат
    Хранитель

    Согласно п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2013 N 41 избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных. Проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица.
    Что же проверяет судья? Очевидно, что он проверяет доказательства по уголовному делу, которыми являются любые сведения, на основе которых следователь, прокурор и суд в порядке, определенном УПК, устанавливают обстоятельства, подлежащие доказыванию, а равно имеющие значение для дела (ч. 1 ст. 74 УПК). В ч. 2 этой же статьи дан исчерпывающий перечень таких доказательств. Именно такие доказательства сторона обвинения представляет в суд.
    Иными словами, судья устанавливает наличие доказательств того, что лицо, о заключении под стражу которого ходатайствует следователь, причастно как минимум к одному из преступлений. Разрешая такое ходатайство, судья осуществляет процесс доказывания, т.е. проверяет и оценивает доказательства, представленные сторонами, а равно оценивает доказательства, добытые им самим в ходе судебного разбирательства (ст. 85 УПК).
    Получается, что следователь представляет доказательства, а судья анализирует всего лишь данные, а на самом деле это сведения – информация о том, что преступление действительно имело место, к нему причастен обвиняемый, т.е. доказательства (ст. 74 УПК).
    Очевидно, что во всех перечисленных случаях речь идет об одном и том же, об одном из этапов доказанности вины, том уровне доказанности, которого, по мнению суда, достаточно для того, чтобы заключить обвиняемого под стражу.
    Возникает вопрос: а не предрешается ли при этом вопрос о виновности конкретного лица в целом? Безусловно, что в определенной степени, по крайней мере на психологическом уровне, предрешается, так как заключение под стражу из чисто процедурных соображений недопустимо. Однако вспомним, что судебные решения, принимаемые в рамках оперативного судебного контроля, преюдициального значения для суда, рассматривающего дела по существу, не имеют (ст. 90 УПК). Следовательно, оснований опасаться предрешения вопроса о доказанности вины конкретного обвиняемого в том смысле, о котором говорится в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК, не имеется. Что касается психологической составляющей заключения обвиняемого под стражу, как формы признания вины, то о ней человечеству давно известно. Выход из тупика давно найден: вопрос о заключении под стражу рассматривают судьи одной судебной подсистемы, а дела по существу – судьи другой процессуальной подсистемы. Данный принцип, пусть и в урезанном варианте, был знаком последней редакции УПК РСФСР, авторы УПК из соображений экономии от него недальновидно отказались. Поскольку в стране взят последовательный курс на приведение российского законодательства в соответствие с международными стандартами, со временем будет разрешен и этот вопрос, имеющий не только процессуальный, но и судоустройственный характер.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.

Яндекс.Метрика