Главная Форум Залог Какова практика разрешения споров о возвращении залога?

Помечено: 

В этой теме 1 ответ, 2 участника, последнее обновление  Адвокат 2 нед., 1 день назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #594
    #596

    Адвокат
    Хранитель

    По общему правилу согласно ч. 9 ст. 106 УПК в случае нарушения обвиняемым обязательств, связанных с внесенным залогом, залог обращается в доход государства по судебному решению, принимаемому в соответствии со ст. 118 УПК. Вместе с тем названная норма самостоятельного регламента обращения суммы залога в доход государства не содержит, входящая в нее ч. 6 лишь предлагает применить правила ст. 118 УПК, установленные для наложения денежного взыскания на нарушителя судебного заседания, по аналогии.
    7 декабря 2010 г. Заднепровским районным судом г. Смоленска составлен протокол о принятии у отца обвиняемого К. суммы залога 150000 руб.
    25 января 2011 г. следователем дополнительно было предъявлено К. обвинение в совершении им 5 января 2011 г. преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 309 УК, – понуждение свидетеля в даче показаний, уклонению от дачи показаний.
    Поскольку предъявление такого обвинения автоматически свидетельствует об установлении факта нарушения обвиняемым условий ранее избранной меры пресечения, то по инициативе следователя, поддержанной как следственным органом, так и соответствующим прокурором, 27 января 2011 г. постановлением Заднепровского районного суда г. Смоленска таковая К. была изменена на заключение под стражу. Этим же постановлением сумма залога, внесенного его отцом, обращена в доход федерального бюджета РФ.
    14 апреля 2011 г. органами предварительного расследования уголовное преследование в отношении К. по ч. 3 ст. 309 УК прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК).
    Несмотря на то что вынесение такого постановления следователем автоматически свидетельствует о том, что обвиняемый:
    – условий соглашения о залоге не нарушал;
    – за незаконное уголовное преследование приобрел право на реабилитацию, в рамках которой вправе рассчитывать как минимум на принесение извинения прокурором;
    – органы предварительного расследования, прокурор, каждый в пределах своей компетенции, обязаны инициировать два вопроса: об обратном изменении меры пресечения в отношении обвиняемого и возвращении суммы залога.
    На выполнение вышеперечисленных действий сторона обвинения ориентирована:
    – п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК, согласно которой обвиняемый имеет право на реабилитацию, если уголовное дело в отношении него прекращено за отсутствием состава преступления;
    – ч. 10 ст. 106 УПК, в силу которой залог возвращается залогодателю в том числе и при прекращении уголовного дела следователем, о чем указывается в постановлении последнего.
    Поскольку все перечисленные регламенты органами предварительного расследования и прокурором были проигнорированы, то отец К. обратился в суд, поспешивший, как теперь выяснилось, без достаточных оснований обратить сумму залога в доход бюджета РФ, с заявлением о восстановлении его имущественных прав.
    15 декабря 2011 г. в судебном заседании прокурор обозначила правовую позицию своего ведомства, согласно которой заявление залогодателя подлежит удовлетворению в полном объеме.
    Суд не только возвратил отцу К. всю сумму залога, но и, признав факт причинения заявителю вреда незаконными действиями органов государственной власти, применил правила ч. 4 ст. 135 УПК, что позволило органу судебной власти с учетом инфляции увеличить размер подлежащей выплате заявителю суммы до 154706 руб. (Постановление Заднепровского суда г. Смоленска от 15 декабря 2011 г. Архив Заднепровского суда г. Смоленска, 2011. Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 01.02.2012 N 22-178/12. Архив Смоленского областного суда, 2012).
    Разбирательство по делу К. выявило ряд недостатков процессуальных регламентов, содержащихся в ст. ст. 106, 108 и 118 УПК.
    В анализируемом примере основанием для изменения меры пресечения в отношении обвиняемого явилось установление следователем факта оказания им давления на свидетеля, что само по себе уже может быть рассмотрено как свидетельство нарушения К. ограничений, установленных залогом. Естественно, что суд, рассматривающий вопрос об изменении меры пресечения на более строгую, адекватную следственной ситуации, получив информацию о нарушении обвиняемым закона, обязан проверить обоснованность суждений следователя о наличии конкретного состава преступления. В то же время нельзя не признать, что возможности такой проверки у суда, действующего строго в рамках ст. 108 УПК, весьма ограничены. Практика показывает, что в таких ситуациях суд практически безоговорочно верит следователю, особенно если его позиция поддержана прокурором, который имеет гораздо больше возможностей проверить законность и обоснованность решений и действий органов предварительного расследования (см.: Постановление Заднепровского районного суда г. Смоленска от 27 января 2011 г., в котором суд прямо признает, что входить в обсуждение вопроса о доказанности вины по ч. 3 ст. 309 УК он не вправе. Архив Заднепровского районного суда г. Смоленска, 2011).
    Анализируемый пример свидетельствует, что и прокурорский надзор и судебный контроль со свой функцией не справились, процессуальную ошибку обнаружил и исправил сам орган предварительного расследования. Естественно, что участники процесса в этом случае вправе были рассчитывать, что этот же орган государственной власти (следователь) примет решение о возвращении суммы залога, сам изменит меру пресечения обвиняемому. Если данные решения не были выполнены следователем, то они в той или иной форме должны были быть инициированы прокурором.
    Вышеперечисленные решения должны были быть приняты уже 14 апреля 2011 г. Законодательство РФ в целом, УПК в частности, предусматривает возможность наказания государства как за незаконные действия его чиновников, так и за нераспорядительность.
    Наказание за незаконные действия – реабилитация, за нераспорядительность – возмещение ущерба, причиненного человеку и гражданину. Очевидно также и то, что государство не вправе забывать, что по правилам регресса вред, причиненный обществу нерадивыми чиновниками, ими же и возмещается.
    В деле К. есть еще один орган, ставящий палки в колеса нормальному движению дела – это федеральное казначейство. Именно оно инициировало длительное и совершенно бесполезное движение элементарного спора по многочисленным судебным инстанциям, что само по себе не что иное, как напрасная трата народных денег.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.

Яндекс.Метрика