Адвокат по уголовным делам Форум Домашний арест Допустимо ли изменение меры пресечения в виде залога на домашний арест?

Помечено: 

В этой теме 1 ответ, 1 участник, последнее обновление  Грицко Сергей 2 нед., 6 дн. назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #8528

    Грицко СергейХранитель
    #8530

    Грицко СергейХранитель

    В зависимости от обстоятельств мера пресечения в отношении лица может меняться с заключения под стражу на залог, а затем на домашний арест.
    Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 апреля 2009 г. избранная ранее М. мера пресечения в виде заключения под стражу была изменена на залог (Кассационное определение СК ВС РФ от 09.04.2009 N 88-О09-6). В ходе рассмотрения уголовного дела судом государственный обвинитель заявил ходатайство об изменении меры пресечения в отношении М. на домашний арест. Свою правовую позицию прокурор мотивировал тем, что, начиная с апреля 2009 г., М. систематически нарушал регламент судебного заседания и установленный судом запрет о распространении в СМИ сведений об обстоятельствах рассмотрения дела. В частности, до присяжных заседателей через СМИ и Интернет подсудимый доводил сведения, которые им не сообщались в процессе либо которые не могут быть доведены до них в силу закона.
    Кроме того, подсудимый оказывал воздействие на свидетелей. Вследствие этого свидетель Д., выступая в средствах массовой информации, фактически изменил данные им в суде показания.
    Постановлением Томского областного суда от 14 апреля 2010 г. мера пресечения в отношении него изменена с залога в сумме 4 млн. руб. на домашний арест сроком на 3 месяца, т.е. до 14 июля 2010 г. включительно.
    Суд обязал М.: 1) находиться по месту своего жительства ежедневно с 00 час. до 16 час. 00 мин. и с 19 час. 00 мин. до 24 час. 00 мин. (за исключением тех дней и того времени, когда подсудимый будет участвовать в судебных заседаниях по настоящему уголовному делу); 2) не выезжать за пределы города Томска.
    М. также запрещено: 1) общаться с подсудимой Е., потерпевшими и свидетелями по уголовному делу (за исключением свидетелей — близких родственников подсудимого), с корреспондентами всех СМИ и интернет-изданий; 2) получать и отправлять корреспонденцию, в том числе посредством электронных средств связи и Интернета; 3) вести переговоры с использованием любых средств связи и Интернета.
    Залог постановлено возвратить залогодателю.
    В кассационной жалобе защитник — адвокат просил сохранить в отношении М. ранее избранную меру пресечения в виде залога.
    Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оснований для отмены постановления суда не нашла и указала следующее.
    В соответствии со ст. ст. 255, 110 УПК суд, в производстве которого находится уголовное дело, вправе изменить подсудимому меру пресечения на более строгую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97, 98 УПК, в том числе когда появляются достаточные основания полагать, что подсудимый может воспрепятствовать производству по уголовному делу.
    Как следует из материалов уголовного дела, М. обвиняется в злоупотреблениях должностными полномочиями, незаконном участии в предпринимательской деятельности, получении взятки в крупном размере, незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере, а также в пособничестве Е. в совершении вымогательства в особо крупном размере и мошенничества в особо крупном размере.
    Уголовное дело рассматривается судом с участием коллегии присяжных заседателей. До формирования коллегии присяжных заседателей сторонам, в том числе подсудимому М., был разъяснен порядок судебного заседания и особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.
    Исходя из положений ст. 335 УПК, стороны были предупреждены о недопустимости разглашения сведений из зала судебного заседания, недопустимости комментировать исследуемые доказательства и обстоятельства предъявленного обвинения. После изменения подсудимому М. меры пресечения с заключения под стражу на залог председательствующий вновь предупредил подсудимого о необходимости соблюдения указанного требования.
    Из документов, представленных суду стороной обвинения, очевидно следующее:
    — 14 сентября 2009 г. в телевизионной программе «Час Пик» телекомпании ТВ-2 М. заявил, что «в процессе предварительного следствия по настоящему уголовному делу следователю стороной защиты было подано более 20 ходатайств, которые были отклонены»;
    — 5 октября 2009 г. в Интернете на сайте «Пресс-центр» подсудимый М. сообщил о своих взаимоотношениях со свидетелями У. и Ш. Эти сведения являлись предметом судебного разбирательства по одному из эпизодов предъявленного подсудимому обвинения;
    — 27 октября 2009 г. в телевизионной программе «Час Пик» телекомпании ТВ-2 подсудимый М. прокомментировал один из эпизодов предъявленного обвинения, сообщил сведения об исследованных доказательствах со своей оценкой данных доказательств;
    — 11 ноября 2009 г. в телевизионной программе «Час Пик» телекомпании ТВ-2 М. сообщил об обстоятельствах предварительного расследования уголовного дела, в том числе о результатах разрешения его жалобы в Европейском суде по правам человека;
    — 26 декабря 2009 г. на сайте «Пресс-центр» подсудимый дал интервью под названием «Заседание превратили в шоу инквизиторского характера», в котором довел свою оценку порядку и способу представления стороной обвинения доказательств по делу; дал оценку самим доказательствам, сообщил свое мнение о порядке получения стороной обвинения доказательств и их допустимости. В этом же интервью подсудимым изложены сведения, которые не были предметом исследования в судебном заседании с участием присяжных заседателей;
    — 28 декабря 2009 г., выступая на радиостанции «Русское радио Томск», подсудимый М. высказался относительно исследованных в судебном заседании вещественных доказательств, дав им свою оценку и сообщив об обстоятельствах, которые в судебном заседании не исследовались;
    — 29 декабря 2009 г., выступая на радиостанции «Эхо Москвы в Томске» подсудимый М. довел информацию, касающуюся процедурных вопросов по делу, о якобы незаконных действиях председательствующего, несоблюдении принципа равенства сторон, а также утверждал о нарушении данного принципа стороной обвинения;
    — 31 марта 2010 г. подсудимый М. в интервью на электронном новостном сайте «Интерфакс-Сибирь», говоря о возможности баллотироваться в городскую Думу, вновь высказался относительно судебного разбирательства, действий судьи и участников процесса, сказав, что это «клоунада под названием процесс». Эта же информация со слов подсудимого прозвучала и на канале Россия в программе «Вести. Сибирь»: «Судебный процесс по его делу, который обвиняемый называет клоунадой, пока не завершен».
    Из представленных документов также следовало, что в Интернете на сайте «Пресс-центр» в течение длительного времени печатаются тексты показаний свидетелей и подсудимого, достоверность и полнота которых никем не заверена и не проверена. Сведения, изложенные в данных публикациях, отличаются от тех показаний, которые давали данные лица в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей. Кроме того, М. общается со свидетелями обвинения Д., Е., Л., вследствие чего свидетель Д., выступая 31 марта 2010 г. в телевизионной программе «Час Пик» телекомпании ТВ-2, сообщил сведения, отличающиеся от его показаний, данных им в судебном заседании.
    Данные обстоятельства подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе распечатками с интернет-сайтов телерадиокомпаний, в которых приведены печатные версии передач и сюжетов, выходивших в эфире телеканалов и радиостанций. Достоверность и полнота указанных фактических данных, которые судом подвергнуты дополнительной проверке, сомнений не вызывает.
    Их совокупность достаточна для вывода о том, что указанные события имели место в действительности, в связи с чем ссылка в жалобе на то, что в судебном заседании не заслушаны фонограммы, не просмотрены видеозаписи и не допрошены сотрудники телерадиокомпаний, не может повлиять на обоснованность указанного вывода суда.
    Основаны на проверенных в судебном заседании данных и выводы суда в постановлении относительно сайта «Пресс-центр» и показаний свидетеля Д.
    Сам М. в судебном заседании не отрицал того, что соответствующие высказывания в СМИ, в том числе на радио и телевидении, как это указано в исследованных документах, с его стороны имели место.
    Оценив исследованные в судебном заседании доказательства в совокупности и взаимосвязи между собой, суд пришел к обоснованному выводу о том, что подсудимый М. систематически сообщает через местные СМИ и Интернет сведения, которые в силу ст. 335 УПК не могут доводиться до присяжных заседателей.
    Принимая во внимание, что присяжные заседатели являются жителями города Томска и Томской области, у суда имелись достаточные основания полагать, что указанные действия со стороны М. могут воспрепятствовать производству по уголовному делу и повлиять на реализацию закрепленного в ст. 17 УПК принципа свободы оценки доказательств.
    С учетом изложенного, а также тяжести предъявленного обвинения, возраста подсудимого, состояния его здоровья, семейного положения и других обстоятельств суд обоснованно изменил М. меру пресечения с залога на домашний арест.
    Постановление суда надлежаще мотивировано, установленные судом ограничения соответствуют положениям ст. 107 УПК. Учтено также наличие оснований, предусмотренных ст. 108 УПК (Кассационное определение СК ВС РФ от 17.06.2010 N 88-010-19. Электронный архив ВС РФ, 2010).
    Постановлением Томского областного суда от 6 июля 2010 г. срок домашнего ареста в отношении М. продлен на 3 месяца, т.е. до 14 октября 2010 г. (Кассационное определение СК ВС РФ от 22.09.2010 N 88-О10-36. Электронный архив ВС РФ, 2010).
    Вердиктом коллегии присяжных заседателей М. признан виновным в совершении инкриминированных ему преступлений, в отношении него постановлен обвинительный приговор.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.

.